Материалы

Системно-информационный подход и возможности его приложения в психологии и междисциплинарных исследованиях

С.А. Мирошников
Вестник СПбГУ, Санкт-Петербург, 2000,
Сер. 6, вып. 4 (No 30). С. 86-93.

В истории науки неоднократно делались попытки анализа психических объектов как проявлений объектов более общей природы - от физической материи до информации. В этом направлении проводится и разработка предлагаемого системно-информационного подхода к анализу связей между нейрофизиологическими (сигнальными) и психическими процессами как информационными процессами разного уровня организации.

Большинство подходов к поставленной проблеме опирается на один из уровней организации - нейрофизиологический или психологический. Он рассматривается как основной, а второй - только как второстепенный, без анализа общего и различного в собственном качественном содержании явлений каждого уровня. В соответствии с этим множество работ по данной проблеме можно сгруппировать в три направления: физиологическое, психологическое и бионическое.

Первое направление опирается на поиск нейрональных механизмов и функций, реализующих психические переживания [1]. Этот механизм представляется по-разному - повторный вход возбуждения в места первоначальных проекций [2], модульная распределенная система [3], центрэнцефалическая система [4], субъект-процессор как сеть взаимотормозных командных модулей [5].

Основой другой группы подходов является математическое выражение психических свойств, состояний, процессов и связей между ними. В этом направлении наиболее широко используются функциональный и структурный подходы, а также их комбинации. Здесь известны как теоретические модели (например, системные описания в психологии [6], симплекс-модель личности [7]), так и действующие физические модели личности (например, "Личность Олдос" [8], "Гомункулюс" [9]).

Большинство бионических подходов пересекается с нейрофизиологическими и психологическими подходами, реализуя их, на основе общих законов управления и передачи информации, в виде искусственных нейросетей и функциональных моделей субъекта. Задача моделирования психических явлений во взаимосвязи с нейрофизиологическими здесь обычно не ставится, или даже признается объективно не реализуемой в рамках кибернетического подхода [10]. Попытка постановки и решения такой задачи сделана в психолого-кибернетическом направлении, определяемом Б.Г.Ананьевым как "психофизиологическая бионика" [11]. Общий кибернетический и нейрокибернетический подходы здесь были использованы для анализа психических явлений как форм информации. Рассмотрение качественного своеобразия нейрофизиологического и психологического уровней "на равных" здесь было существенным шагом вперед по сравнению с одноуровневыми подходами. Но выделение информационного содержания и нервных, и психических процессов опиралось на кибернетическое определение информации, что не позволило выйти за пределы машинно-кибернетической трактовки субъекта и связать нейросеть не только с процессами управления, но и с собственно психическими явлениями.

Эти результаты привели к выводу, что для приложения кибернетики в психологии нужна "кибернетика будущего", основанная на новых средствах - адекватных психологическим процессам построения внутренних информационных моделей внешнего мира [12]. Это и является целью предлагаемого нами подхода, что позволяет рассматривать его как продолжение психолого-кибернетических исследований с учетом выявленных ограничений кибернетического подхода. Анализ этих ограничений привел к выводу, что поиск общих принципов, лежащих в основе не просто двух частных наук - нейрофизиологии и психологии, но фактически в основе двух разных типов познания - естественнонаучного и гуманитарного, не может быть успешен на каком-либо частнонаучном уровне (пусть даже на основе междисциплинарного подхода типа кибернетики). Необходим выход за пределы этих двух типов познания, а значит, сочетание их методологии с определенным философским подходом для поиска единой общенаучной основы исследуемых явлений.

Поиск общего явления, формами которого являются и нервные и психические процессы, приводит к отражению как общенаучной категории. Здесь эта категория понимается в её материалистическом толковании - как всеобщее свойство материи воспроизводить признаки и отношения других объектов. В этом понятии обобщаются физические взаимодействия, биологические и психические явления - от раздражимости до мышления. Однако общность и нечеткость определения не позволяет непосредственно использовать это понятие в исследовании. Для этого необходим более широкий комплекс более четко определенных понятий - способствующих частнонаучным приложениям категории отражения, но более общих, чем соответствующие понятия частных наук (сигнал, ощущение, образ и др.). Это означает необходимость системы понятий и теорий, соответствующих не частной науке или междисциплинарному направлению, а общенаучному подходу к отражению, не входящему ни в естественное, ни в гуманитарное направление познания и более общему по отношению к ним.

Попытки конкретизации категории отражения для поставленных целей уже делались и вполне логично приводили к понятию информации [13]. При этом вместо выведения общего определения информации через философские и общенаучные категории использовалось "готовое" узко кибернетическое определение. Но это и другие определения информации из частнонаучных и междисциплинарных направлений познания не могут привести к цели по многим причинам. Во-первых, множество теорий информации, обслуживающих разные научные направления (теория сигналов, кибернетика, ценностная и качественная теории информации и т.п.), имеют значительные различия и фактически взаимодополняют друг друга. А механическое использование любого из этих частных определений в качестве общенаучного делает заведомо ложными любые теоретические построения на его основе. Во-вторых, ни одно из них не дает четкого ответа на вопрос о качественном содержании информации, что необходимо для анализа её организации в составе соответствующих специфических систем [14]. Попытки дать более общее определение пока привели только к вариациям количественного и кибернетического определения [15] и размытым формулировкам типа "не материя и не энергия", "некоторое содержание" [16], "некоторая субстанция", не теряемая при её передаче другому объекту [17] и т.п. Это приводит к необходимости попытаться на основе общенаучных категорий сформулировать содержательное определение информации, достаточно общее и точное для работы над поставленной проблемой.

Фактически это требует определения общего вида элементарного содержания информации. Именно поэтому здесь объективно необходимо отталкиваться не от частнонаучных источников, а от более глубокого уровня анализа и более высокого уровня научного обобщения. Такая постановка проблемы кажется слишком общей и "непрактичной" на фоне современной сверхспециализации науки. Но "нет ничего практичнее хорошей теории". Множество "конкретных" частнонаучных взглядов на информацию ясно показывает, что без общего абстрактного анализа этого явления невозможно выйти из тупика противоречий между имеющимися взглядами на информацию и её роль в отражении мира субъектом. С учетом этого была предложена гипотеза, конкретизирующая категорию "отражение" до понятия "информация" с использованием общенаучных понятий общее, единичное и обобщение.

В разных философских системах взгляды на соотношение общего и единичного разнятся от существования только общих понятий до реальности только единичных объектов, никак не связанных друг с другом. Предлагаемый подход опирается на материалистический монизм в понимании общего и единичного, соответствующий еще взглядам Аристотеля и других философов, признающих реальность общего и единичного, объективно существующих в неразрывной связи друг с другом. С этой точки зрения, общее - это свойство или отношение, характерные для множества единичных предметов, событий. Общее как закономерность выражается в единичном и через единичное и в этом смысле именно общее служит основой природных законов - общих отношений, связывающих общие объекты. Все единичные явления связаны между собой, они имеют нечто соизмеримое, общее - от особенного (общего для класса явлений) до всеобщего. Как сходство признаков единичных вещей, общее доступно непосредственному восприятию. Что касается субъективности общих понятий, то реальное общее может отражаться в форме субъективных понятий и теорий, но это отражение зависит не только от реальности, но и от особенностей познающего субъекта, которые определяют субъективную сторону общего. Отношение между общим и единичным определяется теми свойствами единичных вещей, которые закономерны и составляют общее. Это отношение обобщения единичного - в общем.

Информация определяется на системе общих и единичных объектов, объединенных двумя типами отношений таким образом, что:
  • Два общих объекта (например, A и B) объединены общим экзистенциальным отношением-законом, обобщающим соотношения их единичных вариантов по пространственно-временной или иной области существования (например, B после A). Данный закон может быть абсолютным, статистическим или другим общим отношением (например, сосуществование или последовательная во времени связь между объектом и его признаком).
  • Каждый единичный объект обобщается в общем (Ai, Aj, Ak - в A; Bi, Bj, Bk - в B) - на основе включения своего общего для всех вариантов свойства в общий объект - благодаря чему единичные и общий объект и существуют в неразрывном единстве).
  • Все или некоторые единичные объекты - варианты общих объектов попарно объединены единичными вариантами отношения-закона (Ai - Bi , Aj - Bj , Ak - Bk).
На этой системе можно выделить следующие объекты и их свойства:
  • Экзистенциальная связь общего объекта A с B определяет область существования вариантов объекта B относительно соответствующих вариантов A (одновременно, позже, рядом и т.д.). Обобщенность единичного объекта в общем (Ai - в A) и отношение-закон (A - B) объективно указывают на существование другого единичного объекта, закономерно связанного с данным (Ai - Bi). Знание этих признаков позволяет субъекту при наблюдении варианта объекта A делать вывод о варианте объекта B (непосредственно не наблюдаемом). При неосознанности объективных оснований вывода (Ai => Bi) он субъективно переживается как непосредственное видение (интуитивное понимание) наличия информации: в единичном варианте объекта A - о единичном варианте объекта B. Например, увидев заход Солнца, человек просто "видит", что скоро наступит ночь, но он может не осознавать, что за этим лежит его знание общей закономерности смены этих природных явлений, и без этого знания информация заката о наступлении ночи для данного человека была бы недоступной. Сам единичный вариант Ai обладает по отношению к общему объекту A только свойством-обобщенностью в нем, которое объективно выступает как содержащаяся в объекте Ai элементарная истинная или ложная информация (о некотором варианте другого объекта). Это свойство определяет единичный объект Ai как несущий информацию - информативный объект.
  • Общая экзистенциальная связь одного общего объекта по отношению к другому является необходимой и достаточной предпосылкой существования информации в его единичных вариантах. Это свойство общего объекта - про-информация, или потенциальная информация. В отличие от актуальной информации, она существует вне конкретного времени и пространства, не может копироваться, возникать и разрушаться, но может проявляться в актуальной информации единичных объектов. Наличие данного свойства в целом определяет общий объект как про-информативный, или обще-информативный объект (относительно другого общего объекта, с которым он связан экзистенциальным отношением-законом).
Для верификации определений далее проведен сопоставительный анализ известных свойств информации, а также эксперимент, демонстрирующий зависимость отчета испытуемого о "наличии информации" в стимуле только от степени обобщенности этого стимула в про-информативном объекте.

В пользу разделения информации и про-информации свидетельствует возможность создания и уничтожения информации независимо от её общих предпосылок (но не наоборот) - это значит, что информация определяется через общие объекты и законы, но существует отдельно. Если три дискеты содержат одну и ту же запись объемом 1 байт - они вместе содержат 1 или 3 байта информации? Непротиворечивый ответ можно дать, только опираясь на указанное разделение: они содержат 3 байта информации, соответствующей одному байту про-информации. Такое разделение соответствует и двум аналогично связанным видам психических отражений. Частные актуальные образы существуют только благодаря связи с некоторыми общими потенциальными образами памяти и определяются через них, иначе каждый объект воспринимался бы как неизвестный ранее.

В соответствии с гипотезой, информация является относительным (организационным) свойством, возникающим у объекта благодаря определенной его организации относительно других объектов. Это свойство информации подтверждается законами как психического, так и физического отражения. В частности, копирование информации без переноса вещества от оригинала к копии наглядно показывает, что информация действительно "передается" благодаря такому изменению объекта-копии, что он становится обобщенным в том же "обще-информативном" объекте, что и объект-оригинал. Разрушение этого свойства-обобщенности есть уничтожение данной информации. Такое понимание информации, объективно присущей некоторому знаку, согласуется и с определением субъективного воспринятой информации как значения: "Значение знака есть осознание этого знака как отнесённого к какому-либо классу" [18]. Сама информация с этой точки зрения может рассматриваться как объективное значение знака, не зависимое от наблюдателя. В соответствии с этим, сознание оперирует не знаками, а именно "воспринятыми" их значениями - формально определяемыми здесь как единицы информации.

Информацией обладают все единичные варианты общего объекта, в т. ч. реально не имеющие отражаемого варианта другого объекта. Наличие информации определяется не частной связью с этим вариантом другого объекта, а связью общих объектов и отношениями обобщения в них их единичных вариантов. Это позволяет существовать ложной информации - в действительности, не свидетельствующей о наличии другого объекта. Единицей информации является свойство-обобщенность единичного объекта (или его составляющей, свойства) - в общем объекте. Эта единица фактически соответствует одному биту информации в количественной теории информации. Физический субстрат этой единицы не имеет значения для содержания и количества информации - это может быть и наличие/отсутствие электрического заряда, знак, свет и т.д.

При планировании экспериментальной проверки существования и определения информации учитывалось, что понятие "информация" употреблялось до кибернетики и теории информации, и его смысл был ясным и не вызывал разногласий. Поэтому отчет познающего субъекта должен использоваться в качестве критерия при экспериментальной проверке определения информации, претендующего на выявление смысла этого понятия, неосознанно, на интуитивном уровне, но заложенного в понятие и понимаемого людьми изначально, в отличие от специального значения, необходимого для анализа процессов управления или передачи сигналов. Это должна быть проверка существования информации через регистрацию выполнения ею своей функции относительно субъекта - формирование его нового знания в соответствии с определением информации. Регистрация выполнения этой функции возможна только через субъекта, поскольку только на него информация влияет специфическим для неё образом - обеспечивая познание отраженного в ней объекта на основе имеющегося у субъекта отражения мира и его законов.

На первом этапе эксперимента испытуемым демонстрировался набор карточек разной формы. Предъявлялись карточки, максимально близкие к квадрату и кругу - сначала белая лицевая сторона, затем оборотная, с разной штриховкой (у квадратов - в клетку, у кругов - в линейку). После того, как испытуемый мог безошибочно определять по лицевой стороне карточки штриховку ее оборотной стороны, начинался второй этап. Испытуемым предъявлялись лицевой белой стороной те же карточки, а также ранее не предъявляемые карточки из этого набора, по форме промежуточные между квадратом и кругом (в разной степени близкие к тому или другому) или иначе отличающиеся от них. Задавался вопрос: содержит ли предъявленная лицевая сторона карточки какую-либо информацию о её оборотной стороне, и почему? Предлагалось ориентироваться не на специальное определение, а на интуитивно понятный смысл слова "информация", приводимый в толковом словаре русского языка и в описательном определении энциклопедии.

Ответ на эти вопросы не составлял труда для испытуемых, в отличие от более прямого вопроса - что здесь является информацией? Как показал эксперимент, наличие и содержание свойства, эмпирически определяемого испытуемыми как информация, полностью определялось степенью сходства стимула с обобщенным геометрическим квадратом или кругом, а возможность восприятия информации определялась опытом субъекта. Каждый раз, когда испытуемый мог считать, что видит вариант обобщенного квадрата или круга, он указывал, что предъявленная сторона карточки содержит информацию о ее обратной стороне. Реальный вид обратной стороны при этом значения не имел, что также подтверждает важность именно обобщенности, а не наличия реальной связи с отражаемым в информации объектом.

Предложенный подход к выделению информационного содержания физических процессов может использоваться для анализа информационного содержания нейросети - как возможного аналога психических явлений, связанных с деятельностью нервной системы биологического организма. Данный подход позволяет сформулировать рабочие гипотезы о нейрофизиологических механизмах существования информации в отделах нервной системы, удаленных от рецепторов. Это системы обобщения сигнала (паттерна импульсации) во времени и в пространстве, что необходимо для существования стереотипного сигнала, закономерно связанного с отражаемым объектом - несмотря на то, что объект в разных случаях может воздействовать на разные рецепторы по-разному, в зависимости от ориентации в пространстве, перемещения и других особенностей взаимодействия с сенсорными системами субъекта.

Данные нейрофизиологических исследований позволяют предположить механизмы такого обобщения - это обработка сенсорных сигналов в ассоциативных проекционных зонах головного мозга и повторный вход сенсорных сигналов в места первоначальных проекций. Благодаря этим механизмам неполные и частично отличающиеся комплексы рецепторных сигналов могут вызывать одно и то же стереотипное возбуждение ассоциативной нейросети, соответствующее определенному типу отражаемых объектов. Это обеспечивает формирование обобщенного сигнала об отражаемом объекте как варианте или состоянии обобщенного объекта [19]. Тем самым формируется про-информация, отражающая обобщенный объект и соответствующая множеству актуальных единиц информации в единичных вариантах общего сигнала - отражающих разные варианты или состояния одного общего объекта. Эти механизмы уже выделялись ранее именно как гипотетические базисы субъективных состояний человека, но, прежде всего, на основе исследования электрической активности мозга. Таким образом, предложенный подход позволяет выделить функциональные соответствия между структурами совершенно разных сфер - абстрактно определяемой сущности информации и нейрофизиологической организацией биологического организма (и соответствующей формой информации).

На психологическом уровне выделение таких соответствий требует учета качественно новых особенностей информации на более высоком - психологическом уровне её организации. Психологически организованная система информационных единиц несет больше информации, чем простая сумма этих же единиц как рядоположных данных. В составе этой системы сохраняется сущность, но меняются свойства информации - она приобретает новую форму - психологическую. Любой психический образ - это одновременно и часть субъективного внутреннего психического мира субъекта, и объективно существующая информация (истинная или ложная) о некотором объекте. Поэтому исследование связи между психикой и физическим миром должно идти через теоретический и экспериментальный анализ связи между соответствующими формами организации информации - психической и физической [20].

Предложенное определение информации позволяет сделать вывод, что любые её формы могут существовать на любом материальном носителе, имеющем необходимую организацию. Можно выделить три наиболее общих типа таких носителей:
  • Нейросеть (носитель "нейропсихики" - системы информационных единиц, по содержанию и форме обусловленных функционированием нейросети и накапливаемой в ней информацией).
  • Физическое тело, в том числе биологический организм в целом (гипотетический носитель системы информационных единиц, по содержанию и форме обусловленных всеми свойствами физического тела и информацией, накопленной за все время его существования).
  • Вселенная, или существующий мир в целом (гипотетический носитель всеобщей системы информационных единиц, по содержанию и форме обусловленной содержанием и формой Вселенной, отражаемой в самой себе).
Дополнительный анализ позволяет при необходимости выделить и ряд надсистем типа "социум" - от группы до культуры. Эти системы включаются одна в другую, что определяет неизбежность их информационного взаимодействия и неотделимость друг от друга. При этом физическая основа передачи информации может быть достаточно разнообразной - это все известные и неизвестные виды физического взаимодействия. Таким образом, системно-информационный подход позволяет исследовать психику не только как свойство мозга, но и более широко - как объективный и рационально объяснимый результат взаимодействия текущей стимуляции, состояния нервной системы, опыта, онтогенеза, социализации, истории человечества и развития Вселенной. Нервная система в этом ряду рассматривается как физический центр, определяющий форму проявления информационно-психических процессов, актуальных в данном состоянии субъекта, но не как полная детерминанта психики. С этой точки зрения, "свобода воли" приобретает рационально объяснимое основание - информационно-психические явления, истоками которых являются не физическое состояние организма и среды, а информационное взаимодействие с надсистемами и другими аналогичными системами. Это делает психические процессы и "волю" индивида относительно независимой от физической ситуации и тем самым объективно придает ей "свободу" от неё.

Известная притча о слепцах, ощупывающих разные части слона, наглядно иллюстрирует современное состояние познания разных сфер физического и духовного мира. Их изоляция проявляется в соотношении нейрофизиологии и психологии, через разные частные явления и уровни организации субъекта пытающихся описать эту целостную многоуровневую систему. Попытки действительной интеграции подходов этих наук - с сохранением их содержания и значения - часто вызывают критику с обеих сторон: каждый считает, что именно известная ему часть (уровень) и есть основа или даже весь субъект. И с обеих сторон часто отрицается необходимость поиска абстрактной общенаучной сущности информационных процессов обоих уровней, определяющей их единство. При этом узкий одноуровневый подход и соответствующая "чистая" методология постулируется как единственно научная, что исключает возможность перехода к общему взгляду на целое и его абстрактную сущность. А ведь только такая сущность позволит не просто "свалить в кучу" все известные части целого и методы их исследования, а связать воедино науки о физическом и духовном содержании человека - на основе единого подхода, находящегося вне любой из этих частей, но связанного со всеми.

Первым приложением системно-информационного подхода является психофизиологическая проблема, для исследования которой он и был нами предложен. Здесь этот подход уже используется как инструмент исследования не только теоретического, но и экспериментального - методами компьютерного моделирования [21]. Но значение данного подхода, как и любого инструмента, может выйти далеко за рамки первичного его приложения, что будет свидетельствовать только о качестве и универсальности инструмента, а также об объективности получаемых знаний и возможности их включения в более широкий контекст накопленного человечеством опыта. С этой точки зрения, психофизиологическая проблема - лишь частный случай возможных более широких его приложений. Исследование уровней организации единого информационного содержания физических (материальных) и психических (духовных, сознательных) проявлений Вселенной ведет к формированию нового взгляда на такие "вечные" проблемы, как соотношение материи и сознания (духа), материалистических и идеалистических общенаучных подходов, западного (рационального) и восточного (иррационального) типов познания, а также теологии. Последние, видимо, и представляют собой актуализацию в индивидуальном сознании надсистемной информации Вселенной (или "Высшей Реальности" - единой и всеобъемлющей материально-духовной основы всех религий [22]). С этих позиций открывается возможность синтеза и взаимообогащения указанных выше направлений и типов познания, каждый из которых имеет свои источники знаний и свои преимущества, необходимые для целостного познания такого многопланового объекта исследования, как человек [23].

Насколько системно-информационный подход способен продвинуть вперед решение этих задач, покажет анализ с разных точек зрения как его базовых гипотез, так и результатов его приложения к теоретическому и экспериментальному исследованию комплекса естественнонаучных, гуманитарных и технических проблем, связанных с переработкой информации.

Литература

  1. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека. Л.: Наука, 1980.
    Crick F., Koch C. Are we aware of neuronal activity in primary visual cortex? // Nature. 1995. V. 375. # 625. P. 121-123.
  2. Иваницкий А.М., Стрелец В.Б. Вызванные потенциалы и психофизические характеристики восприятия // Журн. высш. нерв. деят. 1976. Т. 26. # 4. С. 793-801.
    Эдельмен Дж. Селекция групп и фазная повторная сигнализация: теория высших функций головного мозга // Эдельмен Дж., Маунткасл Е. Разумный мозг. М.: Мир, 1981. С. 68-131.
    Edelman G.M. The remembered present. A biological theory of consciousness. New York. Basics Books, 1989.
  3. Маунткасл Е. Организующий принцип функционирования мозга - элементарный модуль и распределенная система // Эдельмен Дж., Маунткасл Е. Разумный мозг. М.: Мир, 1981. С. 18-67.
  4. Пенфильд В., Робертс Л., Речь и мозговые механизмы. Л., Медицина, 1964.
  5. Матюшкин Д.П. Цито-этологический подход и психо-физическая проблема СПб, Наука 1991.
  6. Ганзен В.А. Структурно-функциональное описание психики человека. - Вестн. Ленингр. ун-та, 1982, # 5. С. 42-49.
  7. Богданов В.А. Системологическое моделирование личности в социальной психологии. ЛГУ, 1987.
  8. Loehlin J. The Personality of Aldous - Discovery, 1962, July, vol. XXIII, # 7. P. 23-26.
  9. Gullahorn J.T. and Gullahorn S.E. A Computer Model of Elementary Social Behaviour. - "Behav. Science", 1963, vol.8. P. 63.
  10. Пушкин В.Н. Психология и кибернетика. М., "Педагогика", 1971. С. 228-229.
  11. Веккер Л.М. Восприятие и основы его моделирования, Изд-во ЛГУ, 1964.
  12. Пушкин В.Н. Психология и кибернетика. М., "Педагогика", 1971. С. 228-229.
  13. Веккер Л.М. Восприятие и основы его моделирования, Изд-во ЛГУ, 1964. С. 38-56.
  14. Мазур М. Качественная теория информации. М.: Мир, 1974.
  15. Ляпунов А.А. Об управляющих системах живой природы и общем понимании жизненных процессов. Проблемы кибернетики, вып. 10. М., Физматгиз, 1963.
    Couffignal L. La Cybernetique, Paris, 1963.
    Frick F.C. Information Theory. Psychology: Study of a Science. Study 1, vol. 2. New York - Toronto - London, 1959.
    Гоппа В.Д. Введение в алгебраическую теорию информации. М. Наука. 1995.
  16. Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. М., 1968.
    Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958. С. 31-34.
  17. Янковский С.Я. Общая теория информации // Наука и техника. Электронная версия, http://www.n-t.org/tp/ng/oti.htm. 16.03.2000.
  18. Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс. Т. 1. Ч. 2. СПб, 1999. С. 422.
  19. Иваницкий А.М. Главная загадка природы: как на основе работы мозга возникают субъективные переживания // Психологический журнал, 1999, том 20, # 3. С. 93-104.
  20. Мирошников С.А. Компьютерное моделирование психофизиологической проблемы // Биология и психология: новый синтез. Материалы межвузовской конференции 3 февраля 1999 г. Санкт-Петербург, 1999. С. 46-49.
  21. Miroshnikov S.A. Psychophysiology of the computer model - the approach to research of organization of information in the biosystem // Mechanisms of adaptive behavior. Abstracts of International symposium dedicated to Academician I. Pavlov's 150-anniversary. Russian Academy of Sciences, St.Petersburg, Russia, December 7-9, 1999. P. 129-130.
  22. Всемирное писание: Сравнительная антология священных текстов / Под общ. ред. проф. П.С. Гуревича: Пер. с англ. - М.: Республика, 1995. С. 50-69.
  23. Зобов Р.А. Проблема научного и вненаучного знания // Вестник Санкт-Петербургского университета, Сер. 6, 1999, вып. 3 (# 20). С. 4-7.